Ячейки памяти

Ячейки памяти

В фейсбуке Саши Галицкого в пункте о нынешней работе написано «Я учу столетних стариков деревянной скульптуре и рисую картинки». В этом, пожалуй, всё и есть. Более 15 лет назад Саша ушёл с должности арт-директора одной из престижных тель-авивских компаний и стал заниматься резьбой по дереву с пожилыми людьми из израильских домов престарелых.

Однажды он предложил своим подопечным вырезать рельеф по мотивам картины Ван Гога «Портрет Папаши Танги». Так появился проект «Вангоги» – более шестидесяти одинаковых и одновременно разных работ. А потом, гораздо позже, Сергей Ливнев снял фильм «Ван Гоги», вдохновившись.

Саша говорит, что все эти лошадки, птички, козлики, копии известных скульптур и старых фотографий, где все ещё живы и молоды, не имеют никакой художественной ценности. Действительно, это работы людей, которые на излёте своей жизни вспомнили, чем ещё хотели заниматься. Им сильно за семьдесят: возраст в группах варьируется от 80 до 100 лет. Наивные в своих летах, непростые, своенравные старички – это люди, прошедшие войны и Холокост, терявшие близких, боровшиеся за жизнь, строившие Израиль. Бесхитростные поделки, облечённые в их судьбы, становятся ценностью.

Чтобы после смерти авторов работы вместе с памятью о человеке не затерялись, Саша Галицкий и Таня Цыткин придумали Музей искусства пожилых людей (http://saamuseum.com/). Выставляются «работы по-настоящему старых мастеров» в домах обычных людей по всему миру. Захочется приютить поделку – её безвозмездно отправят вам вместе с историей её создателя. Останется только выслать фото экспоната на новом месте – и хранить.

11 февраля – символично, на Ту-Би Шват – Саша и Таня открыли небольшую выставку произведений, которые ещё не разошлись по свету. Экспозицию назвали «Ячейки памяти». Картинки и деревянные поделки разместились в кафе Музея ГУЛАГа – и без малейшего диссонанса вписались в общую экспозицию. Неудивительно, ведь разговор о людях, о памяти, о пережитом.

«Это было в 1943 году.
Родители знали, что не вернутся. Раз в неделю нам с сестрой было разрешено на полчаса свидание с мамой и папой.
И папа сказал: «Дети! Нам удалось больше 9-ти месяцев прятаться вместе от несчастий, и мы были вместе. Запомните. Скорее всего мы с мамой не вернемся».

Мама зашикала на него: «Не говори глупости!», но папа знал: «Ждите нас 25 лет. Если мы не вернемся — значит нас больше нет».

Ирит Ненер родилась в 1932 году в Амстердаме. Её скульптура «Две птички» теперь хранится у Светланы Головиной в Германии.

На открытие выставки пришло много людей. После официальной части все собрались в кафе, непринуждённо общаясь и разглядывая работы. Их немного, но они все на своих местах – а рядом на стенах висят удивительные истории жизни обычных людей, авторов. Можно прямо здесь ощутить это волшебство – как судьба человека подсвечивает последнее его хобби. Это трудно описать словами, проще почувствовать, как тепло чужих рук на деревянной фигурке.

Екатерина Рерберг запечатлела для нас героев выставки. А Инна Лесина сняла документальный фильм «Резьба по дереву» – его можно было увидеть в кинозале и на экране кафе. В нём показаны будни Саши и его подопечных, их жизнь и последние, часто неоконченные работы.

«Если весь возраст тут сложить, то будет, наверное, 1000 лет, если не больше», – смеётся с экрана Галицкий, рассказывая об одной из своих групп. Он общается со своими пожилыми учениками тепло и просто, без расшаркиваний и позиций «сверху-снизу». Наверное, так и надо, чтобы из дерева получалось что-то, согретое чужой жизнью.

Автор: Евгения Смехова

19-02

20.02.2020 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены