Я вам сейчас одно благословение скажу…

Я вам сейчас одно благословение скажу…

“Да благословит тебя Г-сподь и сохранит тебя. Да озарит Г-сподь лицо Свое для тебя и помилует тебя. Да обратит Г-сподь лицо Свое к тебе и даст тебе мир.” (Бемидбар, 6:24-26) – вот такими прекрасными благословениями Всевышний повелел коэнам благословлять сынов Израиля. (Ну, не такими, конечно. При переводе пропадает почти все. Потому-то и предписано благословлять только на языке оригинала и никак иначе. Но это уже отдельный разговор).

Первые слова первого благословения (“Да благословит тебя Г-сподь”), кажущиеся, возможно, кому-то прозрачными и сами собой разумеющимися, на само деле, вызывают у авторов мидрашей, средневековых толкователей Писания, да и у более поздних еврейских авторов массу вопросов. На которые находится масса ответов. Очень все это увлекательно.

Правда Раши, которого, как мы помним, интересует только прямой смысл слов Писания, почти все толкования (знакомые ему по мидрашам) отметает как неорганизованные (“И много аллегорических толкований этого дано в Сифре”, – пишет он в комментарии на Бемидбар, 6:25. Иными словами, “многочисленные толкования” – они аллегорические (друш), а значит не имеющие отношение к прямому смыслу (пшат) слов Писания).

Находит ли Раши вообще необходимым как-либо комментировать слова “да благословит тебя Г-сподь”? Находит. И как же он их комментирует? А вот так: “Чтобы стало благословенным твое достояние”.

Согласитесь, неожиданно. Ну согласитесь! Г-сподь повелевает коэнам благословлять евреев, они сами от этого благословляются (“И возложат Имя Мое на сынов Израиля, и Я благословлю их”), и что первое, о чем заходит речь? Состояние достояния! Серьезно?!

Ладно бы дело было только в том, что благословение касается только материальных аспектов состояния, игнорируя духовные. Это еще как-то можно было бы объяснить (возможно, с привлечением каббалистических концепций и т. д.). Но почему же все так заужено? Почему только достояние? Почему бы не начать с чего-нибудь более глобального? Достояние – это прекрасно! Но где здоровье (хотя бы физическое)? Где плодовитость и ее разнообразные приятные последствия? Где, наконец, успешная, извиняюсь за выражение, социализация? Список, естественно, можно продолжать. Но у меня уже восклицательные и удивительные знаки закончились. Да и идея, полагаю, уже понятна.

Слова Раши становятся еще менее понятными, если обратить внимание на то, что он как бы цитирует Сифри. А там первым вариантом идет следующий: “Да благословит тебя Г-сподь – благословением, полным текстом приведенным ниже: “Благословен ты в городе, и благословен ты в поле. Благословен плод чрева твоего и плод земли твоей, и плод скота твоего: приплод твоих быков и богатство твоих отар. Благословенна твоя корзина и твоя квашня. Благословен ты при входе твоем, и благословен ты при выходе твоем” (Дварим, 28:3-6). О! Вот это благословение так благословение! Охват почти глобальный! И на первый взгляд, не придумаешь более прямого смысла, чем непосредственно приведенный в Пятикнижии!

Кроме того, формулировка Раши вызывает несколько вопросов технического, на первый взгляд, характера.

Во-первых, в Сифри, которую он, как уже было упомянуто, цитирует, сказано просто “достояние” (во мн.ч., которое в переводе на русский не передать), а Раши добавляет “твое достояние”. Зачем?

Во-вторых, непонятно, зачем Раши добавляет “будет благословенным”? Ну, вроде, понятно, что если благословляют, то будет благословенным. Разве это не само собой разумеется?

В-третьих, выше (Берешит, 12:2) Раши уже толкует слова “благословлю тебя (Авраама)” как “[благословлю] богатством”. Почему же тут Раши меняет “богатство” на “достояние”? В чем нюанс?

Попробуем ответить.

Выше, в главе “Бехукотай” подробно объясняется, скольких хороших и разных благословений удостаивается еврейский человек за изучение Торы и соблюдение заповедей. Когда почти сразу после этого нам рассказывается о такой штуке, как благословение коэнов, возникает вопрос: если почти всех благословений мы удостаиваемся (от самого Всевышнего) благодаря Торе и заповедям, то что уж такого может добавить благословение людей (пусть и коэнов)? Очевидно, это должно быть что-то особенное и очевидно дополнительное к уже обещанным Торой благословениям! Что же?

Первое, что приходит в дурную голову: может специфика благословения коэнов в том, что его удостаиваются и те, у кого нет никаких заслуг в том, что касается Торы и заповедей? Допустим. На секунду. Но очевидно же, что и имеющие заслуги также должны что-то иметь с этого благословения! К ним-то оно также обращено. Так что вопрос остается на месте (даже если его слегка подкорректировать): чем благословляются все, благословляемые коэнами?

Т.о. Раши исходит из единственно возможного с логической точки зрения предположения, что речь не может идти о благословениях, прямым текстом прописанных в самом Писании. В благословении коэнов речь должна идти о чем-то совершенно отдельном и дополнительном к ним!

Благословения Торы включают в себя и материальное благополучие. Т.е. достается еврею достояние благодаря благословению Торы. А затем, по мнению Раши, благодаря благословениям коэнов (первой части первого благословения) – “твое имущество благословляется”. Каким образом? Ну например, таким, что принадлежащее еврею приумножается, улучшается и возрастает в цене сверхъестественным образом. Народы мира, кстати, давно это заметили и сделали предметом глупых насмешек: у евреев вещи сохраняются прекрасно и всему находится употребление. Прабабушкины вышитые скатерти по праздникам украшают стол. А дедушкины пасхальные брюки продаются на eBay за сумасшедшие деньги. Вот, что благословение коэнское делает!

Иными словами, благословения Торы (в частности, приведенные в главе “Бехукотай”) гарантируют учащим Тору и исполняющим заповеди евреям количественное приумножение их достояния. А благословение коэнов – чудесно-качественное преображение уже приобретенного. Купил еврей жалкую шавку, принес домой и у него дома, благодаря коэнскому благословению, она превращается в прекрасную шарпеечку. Например.

Или лучше привести пример праотца Ицхака (что значит “кто его благословлял коэнским благословением?”?! У него папа был первосвященником!), который “посеял на той земле и собрал он в том году стократно” (Берешит, 26:12). А почему его посевы принесли такие урожаи? Объясняется в продолжение стиха: “И благословил его Г-сподь”.

Получается, есть два вида благословений. Благословения, благодаря которым хорошее сбывается в рамках “законов природы”. Могло же и не сбыться (законы природы это допускают), но благодаря благословению сбылось: долголетие курящего как паровоз хасида, прекрасные дети у богомольного отца-кукушки, успешная карьера у набожного, но лоха. А есть благословения, сразу переносящие в область сверхъестественного: молился всю жизнь как табуретка и вдруг (правда один единственный раз) помолился как человек! Работает раввином, но чудесным образом находит время на изучение Талмуда. И т. п.

Эти чудесные благословения бывают двух видов: влияющие на самого человека и незаметные для других (Как, например: “И будете есть хлеб ваш досыта”, – и Раши поясняет: “Ест немного, но пища благословляется в его утробе”), а также влияющие не только на самого человека, но и на его достояние и к тому же публично, демонстративно и даже вызывающе (благословение коэнов – как раз этого типа).

(То, что Раши пишет “твое достояние” мы уже объяснили, что это потому что благословение коэнов бьет по уже принадлежащему еврею и только по нему. А то, что использован термин “достояние”, а не “богатство” или т. п., это потому что “достояние” – наиболее общий термин, подразумевающий все принадлежащее еврею и т. д.)

Немного разобравшись с первой частью первого благословения, перейдем ко второй: “И сохранит тебя”. И Раши комментирует: “Дабы не напали на тебя грабители, чтобы отнять твое богатство. Когда человек дает подарок своему рабу, он не может уберечь его от всех. Но если нападут на него разбойники и отнимут у него, какая польза ему от того подарка?! Однако Святой, благословен Он, и дает, и оберегает. И много аллегорических толкований этого дано в Сифри”.

На первый взгляд, возникает вопрос: зачем Раши все эти сложности? Он же, как мы помним, ищет только прямое значение слов Писания. Что может быть прямее, чем “сохранит тебя” – чтобы ты был здоровеньким и в драке всегда показывал себя Брюсом Ли.

Но тут не сходится. Если речь идет о здоровье и личной безопасности, то с этого и нужно начинать, а не откладывать на вторую очередь. Что может быть важнее? Соответственно, идущие вторым эшелоном – не о том. А о чем?

Раши логично полагает, что о продолжении того, о чем сказано в первой части. А там сказано про чудесное приумножение (благословенность) еврейского достояния. Значит в продолжении говорится о (чудесном?) сохранении в целости и сохранности нажитого непомерными благословениями коэнов!

А почему тут Раши говорит не о “достоянии”, а о “богатстве”? Потому что под “богатством”, как правило, подразумевается золото-брильянты. И это то, на что в первую очередь покушаются охочие до чужого добра. Конечно, в принципе, они и сельхозтехникой не брезгуют. Да хотя бы и натуральными удобрениями! Но если позволить им выбирать, они предпочтут золото-бриллианты. Поэтому именно “богатство” особенно нуждается в охране и благословение коэнов ее гарантирует (при условии правильного им пользования и т. д.). Разумеется, и все остальное под присмотром. Но богатство – под особым.

Можно еще спросить: почему Раши не ограничивается упоминанием охраны богатства от любых покушений, не вдаваясь в частности? Почему именно грабители (разбойники)? А где же воры, профессиональные нищие, страховые агенты? Начинающие дарования, наконец?

Раши важно подчеркнуть, что речь идет не о любом покушении на еврейское добро, а именно на благословенное коэнским благословением достояние. Но чтобы поднять руку на имущество того, кому столь явственно благоволят Небеса, нужно быть крепким парнем. Разбойником. А лучше – сразу пиратом Карибского моря.

(А потерь связанных с усушками, утрусками и т. п. бытовыми неурядицами обладателю достояния, помеченного коэнским благословением, не приходится бояться, по очевидной причине: благословение!)

Но все еще не понятно: зачем Раши приводить сравнение с человеком, дающим подарок рабу и т. д. Чем плохо было бы написать коротко: “Дабы не напали на тебя грабители, чтобы отнять твое богатство”. И все. И почему сначала там “грабители” (которых отпугивает благословение коэнов), а потом вдруг “разбойники” (напавшие на разбогатевшего раба и т.д.)?

Судя по всему, и тут (как и в случае с первой частью, “да благословит тебя”), речь идет об уникальном благословении, не имеющем аналогов. В обычной сохранности имущества ничего интересного нет. Более того, оно само собой разумеется: чего стоит достояние, если его умыкнули? Охрана же, даруемая благословением коэнов уникальна тем, что гарантирует охраняемое им богатство от любых покушений, от любых угроз. Чего, естественно, не может обеспечить ни один человек, ибо человек, по определению, ограничен в своих возможностях (хотя и умеет раздвигать рамки своей ограниченности достаточно широко…). Человек не в состоянии защитить достояние (свое или доверенное ему на хранение) даже от разбойников (которые далеко не такие крутые, как грабители. И не спрашивайте, почему – это отголоски языка оригинала: “шодедим”, “листим”. Перевод – условный. Объяснять – слишком долго. Постарайтесь просто запомнить. В надежде на то, что в другом переводе разбойники и грабители не поменяются местами. Это же дело такое – как Б-г на душу переводчику положит). А благословение коэнов отпугивает даже грабителей! Опять сверхъестественный эффект!

Второе благословение коэнов: “Да озарит Г-сподь лицо Свое для тебя и помилует тебя”. Раши, комментируя эти слова, пишет “Да явит Он тебе лицо радостное, лицо лучезарное”.

Первый вопрос: в комментарии на Шмот, 16:7 Раши пользуется оборотом “с просветленным лицом”. Как раз в значении “радостное, приветливое”. Почему же тут Раши не пользуется им? Однокоренное слово – идеально! Но что-то заставляет Раши от него отказаться. Что? И заодно что заставляет его привести два толкования: “лицо радостное” и “лицо лучезарное”? Почему одного мало?

Дело в том, что и тут речь идет об уникальном и сверхъестественном благословении. Обычное расположение евреям, учащим Тору и исполняющим заповеди, уже гарантировано выше (в частности, в главе “Бехукотай”). А благословение коэнов гарантирует расположение демонстративное, явственное (“просветленность” лица мало ли чем может быть вызвана, а вот радость – та никого не введет в заблуждение!). И не просто демонстративное, но на эмоциональном пике – “лучезарно” (дословно – “пожелтевшее”, т. е. “позолотевшее”, как пишет Раши в комментарии на Ваикра, 13:37: “Желтым называют цвет золота, золотистый”).

Заповедь коэнам благословлять евреев особым троекратным благословением – одна из не столь уж и многих заповедей, которые сохраняют свою актуальность во все времена и повсеместно. Т.е. и сегодня, и в Австралии, коэн, благословляя евреев коэнским благословением, в полный рост исполняет самую настоящую заповедь Торы. А это означает, что коэнские благословения причитаются всем евреям, где бы они ни находились, в каком бы духовном и физическом состоянии ни пребывали. Всем евреям, повсюду и всегда.

Действенность других благословений (в частности, упомянутых в главе “Бехукотай”) зависит, как уже упоминалось, от того, заслужили ли мы их: сколько учили Тору, как исполняли заповеди, хорошо ли кушали и т. д. Эта “ограниченность” связана с тем, что источник этих благословений – духовные уровни, слишком тесно связанные с нашим миром. Настолько, что происходящее тут имеет значение там. А коэнские благословения – более высокого полета. Так что с творящимся на этом свете никак не коррелируются, прости Г-споди. А заодно высота полета выражается и в том, что воздействие благословений изначально-естественно-сверхъестественно. И в том, что удостаиваются их все евреи, без разбору. По праву общего происхождения душ.

Вот-вот придет Машиах и воздействие коэнских благословений станет еще и материально-явственным. Испытаем их на собственной шкуре. Закатаемся как сыр в масле. Но будем учить Тору и исполнять заповеди, несмотря на устроенность быта, благословенность и безопасность достояния и прочие обывательские радости жизни.

(Авторизированное изложение беседы Любавичского Ребе, “Ликутей сихот” т. 33, стр. 50-55.)

 
07.06.2020 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены