Цви Бихман о психологии пищевого поведения

Цви Бихман о психологии пищевого поведения

Психология пищевого поведения, пожалуй, одна из самых актуальных тем психологической помощи в наше время. Ведь все хотят быть молодыми, стройным, красивыми и полными жизненной энергии. Помогают нам в этом профессионалы в области гигиены питания. О том, каковы принципы работы психологов пищевого поведения, какие методы они применяют в работе, и как возможно объединить кашрут и правильное питание, мы поговорили с раввином Цви Бихманом, который уже более двух лет помогает людям выстроить правильные отношения с едой.

– Реб Цви, вас много лет знают, как раввина, знатока Торы, преподавателя… и вдруг новая ипостась – психолог пищевого поведения. С чего началось ваше увлечение этим сочетанием – психология и питание?

Сейчас это сложно представить, но около шести лет назад мой вес резко подскочил на двадцать килограмм, я стал весить больше ста килограмм. При моём росте 190 см это было не очень заметно, но это мешало мне. В этот момент я принял решение изменить себя. Сначала занимался самодеятельностью, как и большинство из тех, кто начинает худеть. Сам себе придумывал список продуктов, что можно, а что нельзя есть. Потом стал «умнее» и читал форумы и блоги «фитоняшек», которые абсолютно бесполезны и только путают, ведь чаще всего это люди без профильного образования, они не являются врачами или специалистами в данной области. Легко могут, например, запретить глютен здоровому человеку. Затем я пошел к главврачу клиники «Рамбам» Мирьям Баренбаум за советом, где мне научиться управлять собой и своим весом. Так я попал в Московский Институт Психоанализа и поступил на курс «Консультант по коррекции веса и психологии пищевого поведения. Нутрициолог». Эта специальность тесно связана с психологией. Сегодня я уже больше работаю через психику человека, чем через его тарелку, потому что вижу, что просто составить клиенту меню и оставить его один на один с этим, не работает. Точнее работает, но до определенного момента, после которого нужно подключать психологию.

– Расскажите про вашу учебу?
Учиться в Московском Институте Психоанализа было достаточно просто, потому что у меня технический склад ума и большой опыт учебы ещё из ешивы. Мое первое высшее образование связано с компьютерами и математикой. Работа с калориями, белками, жирами и углеводами – вещь довольно техническая, понимать принципы этой работы далось мне довольно легко. С психологией было чуть сложнее. Не столько сама учёба, сколько понять, что можно корректировать сознание пациента с помощью слов. Помимо этого, я прошёл обучение в Колледже бодибилдинга и фитнеса имени Бена Вейдера. Там я закончил факультеты «Тренер-эксперт фитнеса и бодибилдинга» и «Нутрициолог-эксперт». Вот там было по настоящему тяжело. Это одно из самых серьезных учебных заведений в России по тому, что связано с нутрициологией и спортом. Учеба в колледже отняла много сил: я изучал достаточно большое количество предметов, большинство из которых – медицинские, а затем сдавал экзамены. Всего около пятидесяти тестов и экзаменов, даже страшно вспомнить. Чтобы быть нутрициологом и тренером, нужно знать очень много из области медицины и разбираться в теле человека.

– На этом ваша учеба закончена?
Нет, я продолжаю учиться. Сейчас я погрузился в изучение психологии, учусь на консультанта психолога-психотерапевта. Это высший пилотаж в психологии. Потом хочу продолжить тренерское образование, отучиться на тренера-реабилитолога. То есть я собираю этот комплекс, чтобы максимально помочь людям как психолог, нутрициолог и тренер-реабилитолог. Всё в одном пакете.

– В каком случае человеку необходима корректировка пищевого поведения?
Если честно, то сегодня практически всем необходима корректировка пищевого поведения и не меньше помощь психолога. И это не касается исключительно корректировки веса. Сегодня пищевые привычки у большинства людей очень плохие, потому что еда стала доступной и дешевой. И является очень легким путём, якобы, избавления от психологических проблем или скуки. Таким временным кругом спасения, который в долгосрочной перспективе доставит больше проблем, чем спасения. Это раньше надо было еду добывать на охоте, а в современном мире нам даже не надо никуда идти – бери смартфон и заказывай еду с доставкой на дом. Правда чаще всего эта еда оказывается некачественной и далекой от того, что на самом деле нужно нашему организму. Поэтому корректировка и понимание того что, когда и зачем нужно есть, желательна всем. Она касается не только меню, но и психологии конкретного человека, сферы его деятельности. Одним людям нужно больше углеводов, вторым – больше белка, а третьим – больше жира. Есть люди, у которых вроде бы фигура нормальная, но у них подавленная психика, потому что они не добирают какой-то микронутриент. Нутрициологи занимаются также подбором витаминов и бадов. Я смотрю всегда на общую клиническую картину, а не только на вес клиента. Мне также интересно его психологическое состояние.

– У клиентов часто бывают «срывы», и что необходимо делать в этом случае?  
Срывы бывают, но их нужно понимать и даже планировать. Если мы делаем это правильно, то срыв не будет опасным. В современных реалиях абсолютно избежать срывов практически нереально, ведь вокруг столько проблем, стрессов, давление мегаполиса.

– Есть ли какие-либо изложения в Торе, касающиеся здорового питания?

Прямого текста в Торе нет, но есть посыл о том, что мы должны быть людьми здоровыми и не портить то тело, которое нам дал Всевышний. Первым, кто начал говорить о профилактической медицине, был Рамбам. Он понял, что медицина нужна не только для того, чтобы лечиться, но и для того, чтобы вести здоровый образ жизни. Рамбам говорил о движении, о физических упражнениях, о правильном питании. Это то, чем мы сегодня занимаемся – и психологи пищевого поведения, и нутрициологи, и тренера.

– Существуют ли отличия между кошерной и не кошерной нутрициологией? 
Отличия существуют. Например, шестичасовой перерыв между мясными и молочными блюдами во многом ограничивают меня в составлении меню. Также существуют не кошерные бады, которые делают из хрящей акулы или рогов оленя. И тут лучше посоветоваться с раввином.

– Назовите ваш топ-5 полезных для организма продуктов?
Тут я вас удивлю. Я не считаю, что есть продукты вредные. Ну, может, кроме таких, которые являются токсинами, как алкоголь, например. В принципе, всё что мы едим – не вредно. Любая органическая пища не является вредной, если не прошёл срок годности и не нарушены условия хранения, наш организм её принимает и переваривает. Как сказал великий Парацельс: “Всё есть яд и всё есть лекарство. Только доза делает лекарство ядом и яд лекарством”. То есть я не считаю майонез вредным, я не считаю гамбургеры вредными. Просто основная часть питания должна быть хорошей, качественной. Допустим 60-80%. Остальные 20-40% могут быть уже вкусняшками, которые нам нужны для настроения.
Нам нужно оставаться нормальными людьми. Если психика человека страдает от того что он утром не съест конфету или шоколадку, то пусть ест, а не портит настроение себе и окружающим. Остальной рацион мы рассчитаем приняв во внимание эту утреннюю шоколадку. То есть вредной еды нет, с любой едой нужно уметь работать.
Из принципиально полезных для себя продуктов могу выделить: куриное мясо, гречку, яйца, творог, овощи. Это полезно. Но это полезно для меня, у другого человека может быть аллергия, например, на болгарский перец, или он не любит грудку. Мы будем искать альтернативы. Я всегда руководствуюсь правилом – рациональное питание – это физиологически полноценное и сбалансированное питание человека с учетом его пола, возраста, состояния здоровья, характера труда и климатических условий обитания. Нет питания, которое подходит всем. Как нет и психотерапии, которая подходит всем.

– У вас есть профессиональные достижения в этой области, которым вы гордитесь?
Да, слава Б-гу, их много. Уже достаточно большое количество моих клиентов показали хорошие результаты. Для меня успех – это не столько быстрое похудение на несколько килограммов. Для меня успех – если человек в процессе похудения не почувствовал напряжения, у него не было проблем с психикой, у него не «ехала крыша» от каких-то жёстких диет. И он зафиксировал результат. Психологическое состояние клиента для меня не менее важно, чем его питание, а может, даже, и важнее.
Кстати, диеты я вообще не люблю, даже не использую это слов в лексиконе. Я не работаю с диетами, диета – для больных людей, это то, что прописывает врач человеку, у которого, например, есть язва. В этом и есть принципиальная разница между нутрициологом и диетологом. Диетолог работает с больными людьми с помощью диет. Я, нутрициолог, улучшаю людям качество жизни с помощью питания. У меня нет диет, у меня есть правильное питание, и оно связано с правильной психикой. То есть, если человек похудел на четыре килограмма за месяц и сказал мне: “Я похудел и даже не почувствовал этого, мне не было тяжело и из близких никто не пострадал!”, – вот это для меня достижение.
Кстати, как психолог, я работаю не только с лишним весом, но и с расстройствами пищевого поведения вообще. Такими, как булимия, орторексия или анорексия.

– Как попасть к вам на консультацию?
Очень просто: позвонить и записаться. Я доступен, консультации у меня удобные. Первую желательно сделать очной, мне важно видеть человека, важно понять его реакцию, настроение и чувства после сессии, потому что консультация у меня больше психологическая. А потом мы можем, по желанию клиента, перейти на онлайн. Если клиент, живёт в другой стране, то это может быть только онлайн. Главное – желание, остальное все распланируем.

29.01.2021 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены