Театральный мир Михаила Белоцерковского. Памяти мастера

Театральный мир Михаила Белоцерковского. Памяти мастера

28 января 2021-го года, от осложнений, вызванных коронавирусом, в Твери скончался известный столичный театральный фотограф, член Союза журналистов России, представитель еще той, «старой школы» Михаил Белоцерковский. В конце жизни, более 35 лет проработав театральным администратором и фотографом он переехал в Тверь, где на февраль 2021-го года готовил выставку своих работ, сделанных в театрах этого города. Предлагаю вашему вниманию нашу последнюю, записанную незадолго до его ухода беседу, которая не успела выйти при жизни нашего героя.

Его мир был пропущен через фотокамеру человека, давно работающего в театре и фантастически преданного ему. Автор начал работу театрального администратора еще в 70-е годы прошлого столетия в Малом театре, последние годы активно работал в сфере сценической фотографии, сожалея, что не взял камеру в руки раньше, своими учителями считал живых классиков русской фотографии Юрия Феклистова и Анатолия Хрупова. На его кадрах звезды российской сцены не позировали, даже когда он наводил объектив совсем близко, а выглядели естественно. Театральные актеры видели в нем друга, помощника, может в этом и скрывался секрет проникновенности, камерности произведений мастера, который стал для своих героев больше соратником, чем оппонентом. Он часто говорил, что снимая тот или иной спектакль, пытается отобразить не только самих участников театрального действа, но и передать душу спектакля.

– Михаил, начнем с истоков. Вспомните, пожалуйста, свои юные годы.

– Родился в Москве, практически после войны в 1944-м году. Учился в обычной московской школе, антисемитизма не ощущал, закончив 10 классов начал работать. Моя жизнь никогда не была связана ни с театром, ни с фотографией, мама являлась домохозяйкой, отец, прошедший практически всю войну – известным торговым работником. Последние годы он трудился в одном из лучших магазинов Москвы «Вина и фрукты», к нему за покупками приходили известные люди, 6208B980-8EB5-4ABC-93A1-1231833CB844_1_201_aРайкин и другие артисты. Лет до 15-ти мы обитали в обычном деревянном доме, потом нам выделили две комнаты в трехкомнатной квартире, где у нас появился телефон – невероятное везение! Мы жили в районе Депо – «Москва Сортировочная», самой большой достопримечательностью рядом стал Измайловский парк. В году пятидесятом мой отец, один из первых на нашей улице приобрел телевизор КВН-49, его экран был размером с чайную ложечку (как говорила моя бабушка). Объяснить, каким это стало для нас событием, фантазии и слов сейчас не найти. Телевизор оказался темно-коричневого цвета, с круглой линзой, в которую нужно было заливать дистиллированную воду (изображение от этого становилось немного крупнее). Сейчас точно не скажу, какие передачи на нем демонстрировались, помню лишь телеспектакли то ли китайских, то ли японских артистов в потрясающих по красоте костюмах. Поздно вечером, когда все спали, включал телевизор, накрывал его и себя с головой в накидку, чтобы от экрана не падал свет в комнату, погружаясь в мир театра, так произошла моя первая встреча с прекрасным. Лет в 19 поступил в медицинское училище и одновременно познакомился со своим очень хорошим товарищем, актером Виталием Каняевым, сотрудником Малого театра, с чего началось и мое реальное погружение в театральное искусство.

– Как узнали этого человека?

– В 1963-м году вышел фильм «Тишина» с Виталием Коняевым в главной роли. После просмотра этой картины мечтал с ним познакомиться, и такой случай мне представился в ГУМе. Будучи в секции музыкальных товаров, заметил стоящего там Виталия Коняева с гитарой, тот обратился ко мне: «Вы умеете играть на гитаре?» Я солгал, ответив: «Да!» Позже, признался ему, что не обладаю подобным навыком, но к тому времени у нас уже установились приятельские отношения. Так вот однажды, еще не закончив училище, я стоял с ним возле Малого театра, когда к нам подошел заведующий труппы: «А хотите с нами поехать на гастроли?» Ответил, что хочу, с этого и началась моя театральная жизнь, мы отправились в Одессу и Кишинев, я носил портфель главного администратора нашего театра и был безумно счастлив! Вокруг меня крутились Жаров, Ильинский, Гоголева, Царев и многие другие известные личности, я познакомился со всеми ведущими артистами Малого театра, заоблачное счастье, абсолютно неожиданное! Вообще, театр всегда являлся для меня истинным храмом искусства, где совершалось таинство слов и действий того или иного исполнителя, всегда хотелось прикоснуться к этим удивительным людям, тогда трудно представлялось, что они – такие же, как мы. Стал свидетелем начала театральной карьеры братьев Соломиных, Клюева, Потапова, всех перечислить невозможно. F5F27D25-9273-4FC3-BE2E-E9EF6A6AE722Познакомился с молодым, неизвестным еще Богданом Ступкой, Димой Заднепровским, Виолеттой Тесля, с начинающими звездами советской эстрады – Яном Арлазоровым, Романом Карцевым, Кларой Новиковой, Михаилом Задорновым. Это было незабываемое время, многих уже нет на этом свете, но память об этих замечательных людях навсегда запечатлена в сознании. Помимо вышеперечисленного, работал в Московском гастрольном театре Комедии, театре на Малой Бронной, где стал главным администратором, в театре Вахтангова при Михаиле Ульянове, в театре Эстрады, являлся сотрудником газеты «Аргументы недели», занимался арт – проектами, принимал участие в организации гастролей и концертов ведущих исполнителей. И поныне меня окружает очень много известных людей, я с ними – на короткой ноге, так как более 35 лет проработал в театре. Все культовые актеры и актрисы, среди них – Игорь Костолевский, Александр Ширвиндт, Леонид Каневский, Александр Домогаров и другие, уверенно смотрят в мой объектив, не стесняясь и не опасаясь с моей стороны недостойных фото. Очередной плюс моей работы, фотографам всегда предоставляются хорошие места на пресс – показах. ( смеется* )

— Иногда вам самому хотелось попробовать себя в актерской стезе?

– Нет, всегда понимал, это – не моё. Нравится именно фотографировать, запечатлевать моменты, находиться в творческой среде.

– Своими учителями в фотоискусстве вы считаете известных московских фотографов Юрия Феклистова*, Евгения Цукермана и Анатолия Хрупова. Как и при каких условиях начали фотографировать?

– Профессионально занялся фотоискусством лишь в 2007-м году, в возрасте 63 лет. Мы и правда давно дружим с популярным фотографом Юрием Феклистовым, сделавшим серию известнейших фотографий. На одной из его работ Ростропович держит в руках автомат, а один из защитников Белого дома спит у него на плече. Так вот, именно Юра предложил мне заняться фотографией, и уже тогда стало понятно, что снимать стану только театр. Первые кадры сделал в Московском Губернском театре под руководством Сергея Безрукова в 2014-м году, где прослужил до 2015-го года. Удалось туда попасть в первый год после его открытия, пришел на спектакль и, в конечном итоге, мне предложили позицию первого штатного фотографа, что для меня стало первым творческим опытом, о котором вспоминаю с теплотой и благодарностью. Так прошел важнейший этап в моей

«театральной фотографической жизни», многих артистов театра знал лично, что облегчило контакт с ними. Друзья выделили мне профессиональную камеру «Canon» с телеобъективом и помогли организовать первую, с успехом прошедшую фотовыставку «В свете рампы», также, в апреле 2016-го года стал участником первого фестиваля современной фотографии «ФИКСАЖ» в Центральном Доме Художника.

– Расскажите про сотрудничество с Александром Каневским, братом Леонида Каневского, яркого актера и телеведущего, что помните о ваших израильских гастролях?

– Здесь следует рассказать и о нашем театре – студии «Гротеск», создали его в 1989-м году, вместе с известными еврейскими артистами, его художественным руководителем стал Александр Каневский, давно живущий в Израиле, Леонид Каневский – его брат был Членом художественного совета. Театр просуществовал в Москве порядка трех лет, но потом закрылся, семья Каневских в 90-е уехала. Позже я наведывался в Израиль и привозил туда на гастроли Романа Карцева, за месяц его выступлений удачно объездили все еврейское государство. Лично я не остался в Израиле на ПМЖ, хотя предпосылки к этому имелись – иврит показался очень тяжелым.

– Какие впечатления сохранили от Святой Земли?

– Приехал в Израиль в 90-х годах, сразу поразило удивительное гостеприимство моей исторической родины, местная атмосфера, вежливость, теплота людей, открытые взгляды, улыбающиеся лица, большое количество русскоязычных граждан. Аэропорт был безумно длинный и большой. Помню, как заблудился в Израиле, задумался, тут же ко мне подошел человек, с русско –еврейским акцентом спросив: «Чем могу помочь?» Я удивленно переспросил, откуда он знает, что я из России?! Он ответил: «А у вас на кроссовках написано «Спорт»». Однажды вечером, мы с приятельницей гуляли по вечерней израильской столице, вдруг, из ближайшего кафе вышло несколько человек, начав что-то горячо обсуждать между собой на иврите, на повышенных тонах, они чуть ли не дрались. Полицейская машина посигналила им и поехала дальше, ребята пообнимались, взяли друг друга за руки и вернулись в кафе, до драки не дошло. Ближневосточное дружелюбие и атмосфера взаимопонимания тогда присутствовали во всем. Особенно понравился старый город Яффе, уникальное место, где сделал изумительные фотографии. Однажды, зашел в гости к бывшим «нашим», бросились в глаза мебель и статуэточки, вывезенные из СССР. Благодаря всему этому советскому антуражу создалось ностальгическое впечатление, что нахожусь в России. К сожалению, последние годы никуда не выезжаю, по материальным причинам. У меня растет мальчик, поздний ребенок, которым очень горжусь, он является для меня главным составляющим звеном в жизни. Кроме воспитания сына, снимаю много всевозможных репортажей, делаю платные и бесплатные фото, кадры для себя и для досуга, а в основном, увлечен миром прекрасного, фиксирую в объектив все московские театры.

– Что вас вдохновляет?

– Меня вдохновляет классический подход к тому, что снимаю. Обожаю портретную съемку, чистую классическую фотографию, но не экспрессионизм. В театре нужно снимать действие, то, что видишь своими глазами, без всяких изворотов! Стараюсь очень мало работать в фотошопе, всякие изыски – не для меня.

– О чем мечтаете?

FFEFB3BE-B2D8-4F5E-8AA0-9E86E9D251AF– Мечтаю сделать серию портретных фотографий неизвестных людей, которых узнавали бы по характеру снимка, будь то столевар, шахтер, полицейский…

– Каков ваш главный жизненный девиз?

– Жизнь — это движение.

_____________________________________________________

*«У меня нет слов. Он очень любил жизнь, всех нас, мы были знакомы с ним с моего 11-ти летнего возраста. Михаил тогда работал на одном заводе с моим отцом и ездил на лето в пионерлагерь “Огонёк” музыкальным оформителем, потом прошел непростую жизнь.» – написал в “Фейсбуке” близкий друг ныне покойного Михаила Белоцерковского, Юрий Феклистов.

12.10.2021 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены