Профессия “Мама”

Профессия “Мама”

Я давно заметила – если какая-то тема хочет, чтобы я о ней написала, она будет преследовать меня с маниакальной настойчивостью. И дело вовсе не в современных технологиях, которые следят за историей твоих просмотров в интернете или подслушивают, о чем ты говоришь рядом с телефоном. Нет. Я вообще не ищу ничего на эту тему, не упоминаю о ней вслух, и даже когда эта тема приходит в мыслях, отмахиваюсь от нее, как от назойливой мухи. Но не получается. Она попадается в моей ленте, о ней рассуждают подруги. И, как ни крути, это часть моей реальной жизни.

Мне, как матери четверых детей, очень надоела тема материнства.

Секундочку, немного подождем пока благопристойные матери очнутся от своего благородного обморока, отряхнут белое пальтишко, и продолжим разговор.

Да, она мне порядком надоела, и писать о ней не очень хотелось. У меня есть и другие мысли, и интересы. Но, как я уже сказала выше, отвертеться не удалось.

Сначала мне попался веселый (на самом деле, нет) «мемчик», который гласил, мол, объясните кто-нибудь девушкам, что не обязательно рожать каждый год, чтобы не работать.

В этот самый момент жизни я, ощущая себя загнанным лосем, вся в мыле, пыталась успеть сделать все свои дела. 
Я должна была писать по 11 тысяч знаков в день. Мне нужно было ездить на трехчасовые репетиции нашего трио. Я должна была собрать документы, обновить страховые полисы, пройти с детьми по врачам, отвезти кошку на вакцинацию.

b9b0c221b1cb586fb413dd033b0cf250319eb044Я должна была поддерживать порядок в доме. Когда дети дома, поддержание в нем порядка похоже на вычерпывание воды из продырявленной лодки. Работать приходится нон-стоп, а вода в лодке все равно остается. Но и бросить ты не можешь, иначе лодка потонет, и вы вместе с ней. Согласна, мне не хватает в этом вопросе пофигизма.

Дети на каникулах, значит готовить приходилось в три раза больше, а решать проблемы и разрешать конфликты – в пять. Дети проливали, размазывали, падали, не добегали до туалета, царапались, ударялись, ломали, просили, баловались, хотели сказку, помощи, на ручки, телефон, мультики, денег, полную свободу передвижения, попить и попрыгунчик. И это только в течение часа.

С детьми нужно было гулять. Неопытные люди наверняка и тут представили приятную и беззаботную прогулку по парку. Ха-ха-ха.

Кроме того, случилось небольшое приключение, после которого мне пришлось возить одного из детей в травмпункт раз в три дня. Травмпункт, рядом с которым никогда нет парковки. И, хотя ехать нужно было только одному ребенку, возить приходилось всех.

У мужа всегда находились для меня интересные задания. Сходить туда-то, забрать то-то. Поискать в интернете вот это. Найти вот это. Быть дома тогда-то. Проследить вот за тем-то. Все действительно важно, срочно, никуда не денешься. Сам он весь день на работе.

А я не работаю.

Как ловко раскусили меня создатели мемчиков! А это я еще не каждый год рожала. Представьте, как легко тем, кто да! Хитрюги какие. У них же младенцы каждый год новые, мммм! Хорошо устроились. Не работают.

Помимо той «веселой картинки» мне попадались на глаза: статья о том, что все материнское естество должно противиться идее отдавать дитя в детские сады, это неправильно;
картинка, говорящая о том, что дети это исключительно веселые беспроблемные «чуваки, которые всегда за любую движуху»;
гневная отповедь женщины, которая считает, что материнство это профессия, нечего жаловаться, надо понимать, что это твое призвание, и раз уж родила, то работай молча;
статья, в которой говорилось о матери, заполняющей в каком-то учреждении анкету, женщину покоробило, что секретарь не захотел вписать в графу «работа» профессию «мать», а пренебрежительно сказал ей, что она просто «домохозяйка», то есть безработная, и спустя годы ее подруга, знавшая об этой истории и оказавшаяся в аналогичной ситуации, гордо ответила, что является «научным сотрудником в области развития детей и человеческих отношений», чем вызывала живой интерес и уважительное отношение к себе.

И вот тут мы собственно и подошли к теме, о которой я размышляла все это время. Факт, поразивший меня внезапно во время моих размышлений о смысле бренной жизни. Факт, с которым я очень не хотела мириться и всячески ему сопротивлялась.

Надо наконец признать, что «сидеть» дома с детьми, это полноценная работа. С полной занятостью и такой нагрузкой, которая не снилась офисным клеркам. Иначе, можно сказать, что санитарка – это не работа. И повар – это не работа. Воспитатель в детском саду – тоже.

Впрочем, вы наверняка сейчас недовольно вздохнете и скажете, мол, да обмусолили эту тему уже миллион раз! Работа, работа, успокойся. И работай молча. Ведь шахтеры не жалуются.

Кстати, кто вам сказал, что нет? Все жалуются, еще как. А эти картинки-шуточки про «наконец-то пятница», отпуск и доставших начальников клепают и вовсе не шахтеры, а люди, сидящие в кресле у компьютера. Вот они сидят, но при этом работают и жалуются, и никто их за это не осуждает. Видимо, потому что они это делают не дома. Впрочем, меня опять занесло, я не об этом хотела говорить.

Здесь другая сложность. Не все, кто устраивается на эту работу, хотят посвятить этому жизнь и чувствуют в профессии матери свое призвание.
И кто-то считает, что тогда они вовсе не имеют права и не должны рожать детей. Если не хочешь посвятить этому жизнь, зачем полезла? Точнее, позволила вылезти… Эээ… не важно.
Я сейчас не буду говорить о том, что эта претензия совершенно глупа и нежизнеспособна, а попробую объяснить.

Семь лет я профессионально занималась выпечкой тортов. Я умею самостоятельно готовить зефир маршмеллоу с нуля, также как и мастику. Сделать пралине, выпечь хороший пышный бисквит, эклеры, безе и многое другое мне совершенно несложно.

Когда я вижу рецепты, в которых говорится что-то вроде – возьмите готовое печенье из магазина, взбейте сливки, перемешайте со сгущенкой, растопите шоколад и залейте все это чудо сверху, мой внутренний сноб кривится.

«Как это вообще можно назвать рецептом?!» – фыркает он.

Какое удовольствие в том, чтобы просто взять все готовое и вкусное и перемешать? Где все это волшебство и кондитерское искусство, когда ты берешь муку, сырые яйца, сахар и превращаешь их в мягкий и воздушный пористый бисквит?

Может вообще не браться, если не умеешь или не хочешь возиться?

Можно ли тогда утверждать, что если человек не хочет быть поваром, то пусть совсем не заходит на кухню?

Даже если человек умеет и любит готовить, это не значит, что он готов посвятить всю свою жизнь поварскому делу.

Если я очень люблю своих детей, это не значит, что материнство должно стать делом моей жизни.

Есть те, кто чувствует в этом свое призвание. Когда такие мамы занимаются детьми, они четко осознают, что делают что-то очень значимое.  И это действительно так. Как в детском стихотворении – мамы разные важны, мамы разные нужны.

women_working_bigstock_11.12.17Чем бы ни занимался человек, если это его призвание, он будет чувствовать, что делает важное дело.  И в обратную сторону это так же работает.

Пусть ты точно знаешь, что делаешь невероятно нужную работу, и в принципе, она тебе нравится, но не видишь в ней своего предназначения, мысль о том, что твоя жизнь проходит зря, будет преследовать тебя неотступно.

Повар, который хочет быть поваром, считает, что занимается чем-то значимым и нужным, и он прав.

Плотник, который получает удовольствие от работы с деревом, скажет, что его профессия самая лучшая, и тоже будет абсолютно прав.

Поменяйте их местами и плотник-повар будет страдать – я целыми днями готовлю еду! И все! Моя жизнь летит в тартарары, я трачу ее непонятно на что!

А повар-плотник станет ныть – что за бессмысленная работа пилить деревяшки? Чем я вообще занимаюсь?! Я никто!

Вот я такой плотник-повар. Точнее музыкант-автор-мама.

Так что же делать?

В отличие от других профессий, из материнства и родительства нельзя уволиться (да мы бы и не хотели), и его нельзя полностью делегировать другим людям. Но можно частично. Садик, школа, няня, бабушки, мультики (кто знает, тот поймет).

И тогда можно найти еще одну работу. По той профессии, в которой ты реализуешь свои таланты и умения, в которой ты зарабатываешь деньги, в которой ты заинтересован – и лучше, чтобы все эти пункты совпадали. Но это уже идеальная ситуация.

И в этом случае, надо понимать совершенно четко, это будет вторая, третья, в общем, ещё одна работа помимо материнства.

Дети растут, этой работы будет становиться все меньше, и второй профессии можно будет уделять все больше времени.

Нет неработающих мам. И я обращаюсь сейчас в первую очередь к самим матерям, которые грызут себя за “бесполезность”. Слышите?  Их нет. И те, кого принято называть “работающими мамами” на самом деле – женщины, работающие на нескольких работах.

Все это крутится у меня в голове каждый раз, когда я снова не успеваю написать заказанный текст, когда я в очередной раз сломя голову несусь с репетиции за детьми в садик, когда я снова готовлю макароны на обед или иду спать, оставив в раковине грязную посуду. Каждый раз, когда преподаватель гитары грустно смотрит на меня и говорит, что нужно десять тысяч часов занятий, для того, чтобы по-настоящему хорошо и свободно играть, и считает на калькуляторе, что мне для этого понадобится около ста лет, ведь занимаюсь я пару раз в неделю по полчаса.

Каждый раз, когда я занимаюсь самоедством, говоря себе, что я ничего не успеваю и ничего не делаю, а жизнь идёт.

У меня три работы.

И одна из них, пусть и не по призванию, но важная, неотложная и, самое главное, самая что ни на есть настоящая, забирает сейчас большую часть моего времени.

 

Автор: Эстер Мирецкая

 

17.09.2019 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены