Памяти великого шахматиста Евгения Гика

Памяти великого шахматиста Евгения Гика

Популярный российский шахматист Евгений Яковлевич Гик, скоропостижно скончавшийся в Москве, очень много писал о шахматной науке, являлся светлым, лучезарным, открытым, весьма обаятельным собеседником, поражал начитанностью, доброжелательностью и интеллектом, не раз выступал в зале «Амфитеатр» Московского еврейского общинного центра. Он был мастером спорта СССР ( 1968 ), математиком, кандидатом технических наук, участником чемпионата СССР ( 1967 ), обладателем кубка Москвы ( 1971 ), автором ряда популярных книг по шахматам и другим настольным играм, а также связанным с ними математическим проблемам. Изабелла Гик, бессменная спутница великого игрока, любезно решилась рассказать о любимом супруге уже после его ухода, и мы с радостью публикуем ее очерк.

Женя Гик покинул этот мир 24 октября 2016-го, не дожив два года до своего 75-ти летия, до нашей золотой свадьбы, за 20 дней до чемпионата мира по шахматам в Нью-Йорке между Карлсеном и Карякиным, где живет наша дочь Катя. Вскоре, в этот крупный заокеанский мегаполис мы должны были отправиться все вместе, чтобы понаблюдать за чудесным спортивным праздником жизни, получили аккредитацию. Все последние дни супруг только об этом и думал, заранее предвкушая приятные эмоции.

Мой муж родился 10-го мая 1943-го года в Баку. Его отец, Яков Моисеевич Гик, занимал пост члена ЦК Азербайджана, работал главным редактором «Бакинского рабочего», центральной газеты республики. Багирову, советскому и азербайджанскому партийному и государственному деятелю, а на тот момент – первому секретарю ЦК померещилось, что в газете опубликованы карикатуры на Сталина, и тот вызвал к себе главного редактора. Ходили слухи, что этот властный человек расстреливал неугодных ему прямо в своем кабинете. Зная об этом, Яков Моисеевич собрал вещи и укатил в Москву, минуя кабинет первого секретаря. Так, семья оказалась в российской столице. Мама Жени, Нонна Яковлевна Гик уехала туда с 6-ти летним сыном через пол года.

Играть в шахматы с отцом Женя начал рано, но его тренером стал известный драматург Леонид Зорин, такой же бывший 15214DD3-DDAD-4DBC-AC17-50D98F279D45_1_201_aбакинец и большой друг Якова Моисеевича. Женя так всегда и называл его – дядя Леня. Зорин был сильным кандидатом в мастера, и думаю, увлечение шахматами, ставшее делом всей жизни Гика – младшего, произошло не без влияния этой выдающейся личности. Впоследствии, Леонид Зорин почти заменил ему отца, когда последнего не стало.

В 5-м классе школы, Женя записался в шахматный кружок Ленинградского дома пионеров, а потом перешел в Стадион Юных Пионеров, лаконично называвшийся «СЮП». Его тренером на тот момент стал Виктор Львович Хенкин – российский шахматист, журналист и теоретик, шахматный обозреватель газеты «Московский комсомолец», мастер спорта СССР (1962 г.). Именно с этим человеком, Евгений Гик затем много общался и дружил, до конца дней своего учителя. Кроме всего прочего, будущий чемпион занимался тогда легкой атлетикой, демонстрируя в этом виде спорта неплохой результат, однако интерес к черно – белым, красивым фигурам, перевесил. Став чемпионом СЮПа по шахматам, попал в юношескую сборную Москвы. Весь десятый класс посвятил подготовке к МГУ, закончив школу с серебряной медалью. В дальнейшем, Гик несколько раз становился чемпионом МГУ и победителем страны среди студентов.

Он порой вспоминал, что на 5-м курсе проиграл решающую партию своему первокурснику Анатолию Карпову, вместе с которым потом написал ряд книг для большой аудитории любителей шахмат.

С мужем мы познакомились в Харькове, осенью, в конце шестидесятых годов, во время шахматного турнира. После быстро завершенной партии, Женя с друзьями спешил в филармонию, на поэтический вечер, посвященный Блоку. Помню как сейчас, стояла у входа, ждала подругу с билетами. Ко мне подошел симпатичный молодой человек: «Девушка, вам помочь?» Это был Женя Гик. Потом он специально находил меня еще два раза, в антракте и после концерта, предложив встретиться на следующий день.

Новый знакомый моментально сразил и покорил меня своим интеллектом, блестящим знанием поэзии, чтением наизусть великих поэтов – Ахматовой, Вознесенского, Пастернака. Между нами началась активная переписка, ведь 17A02F89-487E-4678-8D2F-ACCD1D4A15D0_1_201_aэпистолярный жанр был еще в моде. Наверное, благодаря тому, что мои письма писались без ошибок, Женя не стыдился показывать их дяде Лене Зорину. А старший товарищ, заменивший мальчику папу, ознакомившись с ними, давал мне положительную оценку. Каждый месяц до свадьбы мы встречались то в Москве, то в Харькове.

Уже после нашего знакомства, в газете «Шахматная Москва», увидела фото Гика и прочитала, что он выполнил норму мастера – было, кем гордиться. После этого знакового события, сильный математик, автор многочисленных профессиональных книг, вышел в 35-й чемпионат СССР по шахматам, который состоялся в декабре, в Харькове. А в июле 1968-го года, мы поженились. Сначала, Женя трудился в НИИ младшим, а затем и старшим научным сотрудником. В 1973-м году защитил кандидатскую диссертацию, но как понимают наши дорогие читатели, научная деятельность не стала главным делом его жизни. Черно – белые фигуры оказались важнее, и вся дальнейшая судьба Жени Гика является мощным тому подтверждением. В СМИ вышло огромное число его статей на шахматные темы. В 1968-м году возродилось еженедельное шахматно-шашечное приложение к газете «Советский спорт», под названием «64», и в каждом номере красовалась статья мужа. Гроссмейстер Зайцев даже придумал слоган: «Номер без Гика выглядит дико.»

В 1976-м году, в издательстве «Наука», вышла его первая книга – «Математика на шахматной доске». А еще, на протяжении 35 лет, в известном журнале «Квант», Гик вел авторскую шахматную страничку, сочинял туда серьезные статьи, находя параллели между математикой и шахматами, ему вообще принадлежит открытие нового жанра – «шахматная математика». Прямо под новый, 2015-й год, «Интеррекорд» – международное агентство регистрации рекордов, «младший брат» Книги рекордов Гиннесса, наградило Женю сертификатом, где аккуратными английскими буквами красовалась надпись: «Самое продолжительное ведение колонки в журнале.» Речь тут идет как раз о том, что в течение 35 лет, с января 1980-го года по январь 2015-го года, в 280-ти номерах издания «Квант», Гик публиковал свои статьи, посвященные шахматам, компьютерам и математике. С 2001-го года, герой моего рассказа вел шахматную рубрику в журнале «Наука и жизнь», что продолжалось 15 лет подряд.

Также, как маленький ручеек превращается в большую реку, так шахматные заметки, статьи, рассказы, многочисленные 9E15F986-94DA-4A31-8051-05F5128C799E_1_201_aинтервью, эссе, вошли в более крупные опусы. Одним словом, Гик издал более 190 книг, переведенных далее на разные языки, в их числе и такие труды, как: «Неисчерпаемые шахматы», «Политические головоломки». Помимо основного занятия, у него имелось огромное количество творческих, креативных задумок и идей, на самые разные темы – игры, загадки, занимательные задачи.

Большая страница жизни культового шахматиста – работа в газете «Московский комсомолец», где кроме того, что мастер освещал все значительные шахматные события, так еще и много лет отвечал за рубрику «Люди и фигуры». Потрясающие интервью с крупнейшими представителями науки, культуры, искусства и творчества, причем не только с шахматистами, вошли в его одноименную книгу под таким же названием. Важно отметить, что в течение двадцати лет, вел в казино «Космос» свое первоапрельское шоу – «Шахматные поддавки», идея которого заключалась в том, что выигрывает тот, кто первый проиграл. Оригинальная задумка принадлежала главному редактору «Московского комсомольца», Павлу Николаевичу Гусеву. Тогда, никто и предположить не мог, что его замечательная шутка приобретет такую популярность в наши дни, в элитной среде. Все происходящее в казино «Космос», на данных интеллектуальных вечерах, подробно описано в Жениной книге – «Космические игры.»

Коснулся ли его антисемитизм? Когда он посещал младшие классы школы, учительница проводила перекличку учащихся, и каждый ребенок должен был озвучить свою национальность. Когда очередь дошла до Жени, в классе стало тихо, и женщина сама произнесла за него – «еврей». Школьник вернулся домой в непонятных чувствах и спросил маму, что это значит? Ведь национальный вопрос в их семье никогда не обсуждался, пока мальчик был маленьким. Зато потом, спустя годы, его много раз исключали из списка шахматистов, отправлявшихся заграницу, на шахматные турниры. Однажды он сам организовал группу игроков, которые должны были поехать на соревнования зарубеж, и только его одного не пустили в эту поездку. Женя плакал. Помню случай, когда муж должен был начать преподавание на кафедре математики в МИИТе, но в последний момент его не утвердили. Конечно, причину отказов никто и никогда не указывал.

Была ли у него звездная болезнь? Даже не знаю, как ответить на этот вопрос. Да, он очень гордился своим творчеством, изданными трудами и выигранными партиями, но уверена, имел на это право. Писал Женя всегда очень динамично и непременно выпустил бы еще немало ярких работ. Зачастую случалось так, что в производстве находилось 2-3 книги Евгения Гика одновременно. Часто шутил, обращаясь ко мне: «Ты живешь с гением!» А я, в шутку отвечала: «Конечно, ты же – Евгений!» Ему всегда нравилось, когда его узнавали на улицах в качестве книжного автора и шахматиста, однако в общении муж считался очень скромным, добрым, интеллигентным, вовсе не заносчивым.

В мае 2016-го года ему предложили возглавить шахматную кафедру в МГПУ, но Женя сначала очень сомневался, а не рискованно ли в 73 года начинать что-то новое? Уговаривала, что преподавать то, что знаешь – безумно увлекательно, что этот этап окажется важным, счастливым периодом его жизни: «Ты станешь профессором, а я буду профессорской женой!» – подбадривала я мужа.

Он увлекся, составил учебный план на целый год. При этом, данные позитивные перемены совпали с его работой над литературным проектом «30 шахматных эссе», ставшим лебединой песней Гика. Тридцать его лучших статей, опубликованные в интернете, на профильном шахматном сайте Евгения Сурова, как раз и вошли в его последнюю книгу, которую автор закончил писать за день до смерти. В МГПУ Гик осуществил всего три занятия, а четвертое, которое должно было проводиться 25-го октября, так и не состоялось. Утром, студенты надеялись увидеть своего преподавателя в аудитории, но никого не дождавшись, написали ему смс: «Евгений Яковлевич, с вами все в порядке?» А Жени на тот момент уже не было на свете…

У нас есть друг семьи, Заслуженный артист России – Сергей Крамаренко, в день двухлетия со дня смерти своего товарища, написавший следующие стихи:

Два года, а как будто бы вчера!

Два года, а как будто бы минута…

Как будто не окончена игра, и не повержен наш Король! Как будто…

Мы ждем его ответный хитрый ход, продуманный просчитанный, без спешки,

Хоть знаем – он обратно не придет, и не помогут проходные пешки.

Покрыла доску траурная тень, и зарыдала в голос непогода,

Октябрь. 24-й скорбный день великого бессмертного ухода…

Изабелла Гик ( 2019-й год ).

Записала Яна Любарская.

Фото любезно предоставлены семьей шахматиста Евгения Гика, супругой Изабеллой и дочерью Екатериной.

02.02.2021 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены