Освященные зеркала

Освященные зеркала

«И говорил Б-г, обращаясь к Моше, так: «Сделай медный умывальник на медном основании — для омовения, и помести его между Шатром Откровения и жертвенником, и налей в него воды. И будут омывать из него Аарон и сыновья его руки и ноги свои»». Эти умывальники были сделаны из медных зеркал, которые использовали женщины, а впоследствии принесли в Храм.

Мидраш повествует, что Моше отнесся к этим зеркалам с пренебрежением, ибо они были предназначены для дурного начала (самолюбования, гордыни и т.д.), но сказал ему Б-г: «Прими их, потому что мне они любы больше всего остального — ведь с их помощью создали женщины множество детей в Египте».

Умывальник, хотя и является принадлежностью Храма, выделен из остальной храмовой утвари, находился вовне Святилища, и заповедь о нем дана отдельно от остальных, касающихся других предметов Храма.

В чем же величие этого умывальника? Чтобы ответить на этот вопрос, следует обратиться к предназначению самого Храма. Благодаря его строительству свершилось удивительное: «…и поселюсь Я среди вас» — высшая святость поместилась в материальный мир. Из материальных предметов, золота, серебра, меди, евреи сотворили Храм, и в этом нашла выражение главная идея создания мира — «сделать Ему, Благословенному, жилище в нижних мирах».

С этой точки зрения умывальник обладает особым преимуществом. Он более, чем что-либо другое, символизирует путь, по которому святость спускается в самые будничные предметы — в зеркала, «предназначенные для дурного начала». Создав умывальник, евреи освятили низменную вещь, которая стала привносить в мир Б-жественный свет.

Тогда чем объясняется пренебрежение Моше к этим зеркалам? Дело в том, что он находился на высокой духовной ступени, и для него обычные материальные предметы являлись слишком низменными, чтобы можно было использовать их для строительства «жилья в нижних мирах». И на свою ступень он желал поднять весь народ Израиля.

Но Всевышний объяснил Моше, что Храм должен быть и в самых обыденных вещах, даже «сделанных для дурного начала». Более того, когда святость привносится на самую низкую ступень, когда из самых будничных предметов создается жилище для Б-га, — то это для Него ценно «больше всего остального».

История храмового умывальника несет в себе урок для каждого из нас. Нельзя уступать уговорам дурного начала, но и не нужно отчаиваться, что прошлое нельзя изменить. Подобно тому как священники омывались с помощью «бывших медных зеркал», мы, «смыв» с себя все нежелательное, поднимем прошлое на уровень святости. Именно такая служба угодна Всевышнему.

Из трудов Любавичского Ребе; краткое адаптированное изложение

18.02.2019 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены