Необыкновенный Штейнберг

Необыкновенный Штейнберг

Штейнберг (1888-1957) действительно был о-го-го, совершенно необыкновенный. Звали его, с одной стороны, Исаак Захарович (папа был Зерах), с другой же стороны,  – Ицхок-Нахман: кому как удобнее. Сей Штейнберг вполне мог бы стать героем авантюрного романа – как это до сих пор никому не пришло в голову?!

Штейберг занимал пост наркома юстиции во втором советском правительстве. С 10 декабря 1917 года по 15 марта 18-го. Второе советское правительство отличалось от первого и всех прочих: оно было коалиционным – время короткого романа большевиков с левыми эсерами. В марте левый эсер Штейнберг (вместе со всеми эсеровскими наркомами) покинул правительство в знак протеста против заключения «похабного» Брестского мира и занялся организацией партизанских отрядов. Потом малость посидел в тюрьме. Потом отбыл по партийной надобности заграницу – обратно большевики не впустили.  Счастливый билет вытащил: впустили бы – не сносить ему головы. Ушёл от большевиков и (в свой черёд) от нацистов и  прожил аж до 57 года.

Так. Но что же в нём такого необыкновенного? Ну, эсер, ну, министр – и что? Правда, при большевиках эсер-министр – штучное явление: всего-то их было семь человек.

Но дело даже не в этом. Дело в том, что этот советский нарком-министр всю жизнь оставался соблюдающим евреем и не видел в этом ни малейшего противоречия. Религиозный еврей в советском правительстве! Все с ума сходили. Уникальный случай.

В 1910 году защитил в Гейдельбергском университете диссертацию «Понятие преступления в Талмуде». На немецком. Писал, кроме того, на русском, английском, идише, иврите. Всю жизнь занимался еврейской литературой и журналисткой. Пытался в Австралии создать еврейское поселение. Не преуспел.

И всю свою эмигрантскую жизнь (бойцы вспоминают минувшие дни) рассказывал, как сражался с Дзержинским, будучи наркомом юстиции. С самим Дзержинским! Порой побеждал. И надо сказать, много чего хорошего совершил: размахивая своим наркомовским мандатом, вытаскивал людей из тюрем. И боролся с актами бессмысленного и беспощадного насилия, порождённого социальной злобой и оправданного революционным самосознанием.

Формальный еврейский ум был у наркома юстиции Штейнберга: Штейнберг был убеждён, что закон выше ЧК, а Дзержинский считал, что ЧК выше закона.

История их рассудила.

Штейнберг оказался неправ.

Прав оказался Дзержинский.

 

Автор: Михаил Горелик

 

Крайний слева - И. Штейнберг

Крайний слева – И. Штейнберг

 

13.11.2019 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены