Моменты недели – глава Ваикра-Захор

Моменты недели – глава Ваикра-Захор

Помним молитвы в Рош ѓа-шана / Фраза, взволновавшая душу отца / Как же накладывать тфилин рабейну Тама? / Стражи стен

1. Радость хазана
Видеть, как радость влечёт другую радость – это само по себе радость. На этой неделе я прилетел в Израиль на семейное торжество, и неожиданно известный кантор, мой друг р.Давид Цайтаг рассказал мне об обрезании своего сына. Я поехал в квартал Рамат Шломо в Иерусалиме. Когда вы едете по скоростному шоссе, соединяющему въезд в Иерусалим с районом Мёртвого моря, посмотрите налево – и вы удивитесь: на холме, застроенном новыми многоэтажными зданиями, возвышается 770! Точь-в-точь знаменитое здание на Истерн Парквей. Это синагога Хабада в квартале Рамат Шломо.
Во время трапезы заповеди после обрезания отец попросил меня сказать несколько слов. Прежде всего я рассказал, какие потрясающие молитвы ведёт кантор Давид Цайтаг в Марьиной Роще последние десять лет в Рош ѓа-шана и Йом-кипур. Вообще-то для прихода в синагогу в осенние праздники не нужны никакие дополнительные причины, но если кто-то и ищет такую причину – это чудесное исполнение молитв р.Давидом. В Иерусалиме он учит Тору с многими людьми, работает на благо своего района и изучает старые нигуны Хабада, чтобы они ожили в наши дни.

2. Десять дней, которые потрясли еврея
На этой неделе был я в одной конторе в Иерусалиме. Неожиданно ко мне подошёл человек хасидского вида, поприветствовал меня (с русским акцентом) и стал горячо благодарить. Я ответил на приветствие и спросил, за что, собственно, благодарности. Он представился – и я всё понял.
Примерно месяц назад поступила просьба позаботиться о некоей пожилой женщине, прибывшей на несколько месяцев в Москву: ей требовалось в первую очередь внимание. Мы её пригласили, побеседовали с ней и включили в состав волонтёров, звонящих по телефону подопечным Центра социального обеспечения «Шаарей цедек» и интересующихся, как у них дела и в чём они нуждаются. С тех пор она ежедневно приходит на свою волонтёрскую работу, ест кашерную еду и рада тому, что приносит реальную пользу другим.
«Спасибо вам за то, что вы делаете для моей мамы! Я первый раз слышу от неё положительный отзыв о чём-то еврейском!» – сказал встреченный мною человек.
Он вкратце рассказал свою историю: «В 12 лет я переехал с мамой из Москвы в Израиль. Постепенно я приблизился к Торе и стал учиться в ешиве Хабада. Я приехал с мамой – потому что отца своего я не знал: они с мамой расстались, когда они были молоды. Наконец я его нашёл, мы встретились, я был очень рад. В тот же вечер я был приглашён на свадьбу моего друга, и мы поехали вместе. Мой отец ничего не знал о еврейских обычаях и расспрашивал меня: зачем хупа, зачем разделение мужчин и женщин, зачем на женщинах именно такие одежды… Я ответил: «Папа, это для того, чтобы свадьба была в жизни только одна». На следующий день мы с отцом пошли на медицинскую проверку, а оттуда нас немедленно направили в больницу с дурным прогнозом. Отец просил принести ему сидур, тфилин – он как бы стремился наверстать всё, чего у него не было в жизни. Он часто повторял: «Чтобы свадьба была в жизни только одна». Так продолжалось десять дней, до его кончины. Только десять дней я удостоился заботиться о своём отце, и в эти десять дней он совершил подлинную еврейскую революцию».

3. Наоборот
«В нашей общине тфилин рабейну Тама начинают накладывать только через год после свадьбы и только после благословения нашего адмора. Прошёл год с моей свадьбы, я пришёл к адмору за благословением, и он сказал: «Когда твои мысли будут чистыми, начнёшь накладывать тфилин рабейну Тама». Я был ошеломлён и смущён. Через несколько лет моя семья разбилась, я покатился по наклонной, стал странствовать по миру, пока в одном из городов не встретил шалиаха Хабада. Он постепенно вернул меня на правильный путь. Я снова стал соблюдать шабат, накладывать тфилин, изучать Тору, есть только кашерное. На одном из фарбренгенов шалиах внезапно сказал мне: «Тебе нужно накладывать тфилин рабейну Тама, это поможет тебе сохранить чистые мысли!» Я снова был ошеломлён, но в этот раз не от смущения, а от радости».
Мы продолжили беседовать, и мой собеседник попросил меня сказать ему что-нибудь ободряющее и поддерживающее. Я вспомнил, что мне рассказывал Главный раввин России р.Берл Лазар. В ешиве вместе с ним учился парень – баал-тшува. Однажды этот парень сел и подсчитал, сколько дней в жизни он не накладывал тфилин (будних дней, естественно). Подсчитав, он всей душой отдался «кампании тфилин». И за каждого еврея, которому он помог наложить тфилин, он мысленно зачёркивал один день из этого числа.
«Спасибо за чудесную идею!» – восторженно сказал мне мой знакомый.

Фото недели: Самоотверженность
Они хотят лишь спокойно жить в этих домах, а их встречают плевки, камни и даже зажигательные бутылки. Это происходит в Иерусалиме, в квартале «Нахлат Шимон» недалеко от могилы Шимона-праведника, мудреца Мишны. В чём, собственно, дело? Сто лет назад эти дома на границе Западного и Восточного Иерусалима были куплены евреями, но после арабских погромов евреи оставили их, и в течение ста лет в них жили арабы. Теперь, когда Верховный суд постановил, что истина – с евреями и что арабы обязаны освободить чужую собственность, они возмутились: ведь в буквальном смысле даже деды их не помнили евреев в этих домах. «А вашим бумажкам мы не доверяем!» И уже много месяцев арабы не прекращают попыток вытеснить евреев.
Молодая семья Таля Юшуваева – сына р.Давида Юшуваева, главы «Тора ми-Цион» в Москве – въехала в дом полтора года назад и за это время видела не только камни, но и поджоги – арабы несколько раз поджигали дом и их машину. Я помню Таля ребёнком, я был его учителем в «Хедер Менахем». В этот раз я навестил его, передал ему привет от московской общины – и денежную помощь, так необходимую молодой семье в этих условиях. Таль – истинный страж Иерусалима, в буквальном смысле хранящий его дома.

Гут шабес
Шия

12.03.2022 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены