Коронованная весна или летопись пережившего ковид

Коронованная весна или летопись пережившего ковид

Коронавирус прошелся по нашей планете смертоносным, уничтожающим вихрем, похоронив тысячи людей, навсегда изменив мир после себя. Он коснувшись и членов еврейской общины Москвы. Сегодня предлагаем вам одну из историй борьбы с этой новой и, к сожалению, «модной» болезнью от нашего корреспондента – Яны Любарской.

Конец марта этого года для меня явно не задался: из-за коронавируса «Аэрофлот» отменил все полеты, и сорвался мой долгожданный апрельский рейс в Европу. Я перенесла билеты на начало июня, еще не зная, что не улечу и летом.

Наш еврейский детский сад тоже закрылся, и мы с дочкой с конца марта сидели дома, выходив лишь в магазин и аптеку, ведь прогулки были запрещены. Находясь в четырех стенах, каждый день «ломая» глаза, по несколько часов искала дополнительную удаленную работу, так как с юности привыкла писать и не могу без этого: статьи, журналистика, литература нужны, словно воздух, но и читатель также необходим, печатать «в стол» — неинтересно. Муж при этом продолжал работать в перовской еврейской общине «Шамир», ездил туда на машине, в синагоге находился один, занимаясь офисными делами, все подопечные «Шамира», среди которых немало пожилых граждан, да и сам бессменный раввин Берл Цисин, честно соблюдали самоизоляцию на дому.

Настроение у меня в те дни, как и у многих, оказалось очень подавленным, мрачным, тяжелым, из-за туманности и неясности того, что ждет впереди. Мои вечера – концерты в МЕОЦе, в зале «Амфитеатр» отменили с конца марта, из-за чего все также очень расстроились. Артисты и музыканты сначала постоянно писали, спрашивали, когда откроются наши двери, спеша выступить перед любимыми зрителями и на родной сцене, а потом, видя продление карантинных мер, постепенно пропали. И их можно понять, все они находились в такой же апатии. Несомненно, концертно-развлекательная отрасль – одна из самых пострадавших во время пандемии, причем такая ситуация не только в Москве, но и по всему миру.

Из-за своего не самого лучшего настроения, общалась на тот момент лишь со своей семьей, с друзьями – журналистами из Германии, со Светой Фарбирович из США, с некоторыми бывшими товарищами с прежней работы, с коллегой Юлией Корольковой, ведущей вечеров в зале «Амфитеатр». Эти люди очень меня поддерживали в это непростое время, за что им весьма признательна.

Тревожный звонок прозвенел в конце апреля, когда у меня неожиданно начался сухой кашель, насморк, озноб, однако температура не поднималась. Предвидя неладное, начала самостоятельно принимать антибиотики, «пылившиеся» в домашней аптечке, но удивило то, что если раньше от этих лекарств мне быстро становилось лучше, то в тот момент они вообще не действовали. Кашель, «колючей проволокой» сковал горло и грудную клетку, под вечер становилось тяжело дышать, кашляла всю ночь и все утро, очень быстро уставала от самых элементарных дел, подключились боли в правом легком, ужасная одышка, когда после элементарных домашних занятий или физической игры с ребенком садишься на диван и не можешь отдышаться. Но я все еще была уверена, что это – ОРВИ, о плохом думать не хотелось, но поняла, что здесь нужны более сильные антибиотики. Отправилась в городскую поликлинику в защитном стекле, в маске, в перчатках, с просьбой «помочь быстрее вылечить ОРВИ».

Мне бесплатно выдали ацикловир, арбидол, взяли мазки, закрыв дома на две недели, ведь по закону, все больные ОРВИ тогда приравнивались к «ковидным». Я об этом узнала уже после поликлиники и страшно огорчилась из-за вынужденного карантина. Больше всего «убивало», что не смогу в ближайшее время выходить с дочкой, «из-за какого-то обычного гриппа!». А через три дня мне позвонили из Роспотребнадзора и подтвердили ковид. Этот страшный вечер, когда на эмоциях я прощалась с жизнью и с дочкой, последующие дни болезни, буду вспоминать, как страшный сон. Очевидно, Всевышний решил меня таким образом отрезвить, щелкнуть по носу, показать ценность жизни, возможность быть с маленькой долгожданной дочкой, наблюдая за ее становлением, взрослением, подчеркнув второстепенность таких вещей, как заработок, преподав мне важнейший урок.

Когда узнала о диагнозе 11-го мая, то сразу бросилась звонить нашему главному доктору – Мирьям Баренбаум. Она первая из общины услышала от меня эту страшную новость, сохранив ее, по врачебной этике в тайне, и поспешила успокоить, заверив, что если уже две недели я болею дома, без температуры, то так пойдет и дальше, потому что именно подобным образом ковид переносит большая часть людей. Доктор вернула мое душевное равновесие, заверив, что в моем случае, до больницы дойти не должно. Можно сказать, тогда Мирьям «приняла первый удар на себя».

Вопросы поиска дополнительной работы сразу отошли на второй план, вместе с «упавшим» на телефон приложением «социальный мониторинг», предназначенным для лечащихся на дому, как и два раза приходившая ко мне полиция, спешащая убедиться, что я дома, а не разгуливаю с болезнью по магазинам и аптекам. Главной целью стало просто выжить. Постоянно прокручивала в голове, что еще не успела сделать, что обязательно выполню, после выздоровления. Когда трудности с дыханием усилились, меня на скорой помощи отвезли на КТ, снимок показал 25% поражение правого легкого, так называемую «легкую» форму болезни, с вирусной пневмонией. Часто думала, что если я еле-еле дышу с этой самой «легкой» формой, что же чувствуют пациенты среднетяжелой и тяжелой формы коронавируса? Представить было страшно. К моему азитромицину добавились два новых антибиотика в день, а также средство от малярии. Причем антибиотики лечащимся на дому назначались в поликлинике индивидуально, поэтому, писать тут их названия не имеет смысла.

Когда дышать становилось особенно тяжело, открывала дома окно или сидела на балконе, это очень помогало, а еще – позитивные мысли, прогнозирование счастливого будущего, настрой на выздоровление, так как не могла позволить себе погибнуть, надо было поднимать, растить и воспитывать дочку, очень многое еще не успела написать и сделать.

Я почувствовала первые признаки болезни в конце апреля, а с начала июня ковид начал отступать. Мой строгий домашний карантин растянулся на 35 дней, так как после отрицательных мазков, пациентов с пневмонией держат дома еще две недели. Кстати, каждый день мне звонили и из городской поликлиники и из «телемедицины», спрашивали о моем состоянии, давали различные советы и отвечали на вопросы. Московские врачи добросовестно приезжали по первому вызову. Это я о том, что лечащиеся на дому с «легкой формой», вовсе не были брошены на произвол судьбы, медики регулярно узнавали о моем состоянии здоровья. Однако, весь мир на тот момент сузился у меня до небольшого урбанистического пейзажа с балкона. Также очень спасал ю-туб, еврейские онлайн уроки. Стало лучше еще и потому, что в виртуальном сообществе общины «Шамир» в вотсапе, ее верные прихожане регулярно молились за мое здоровье.

Моя оставшаяся пневмония, по словам докторов, должна рассасываться еще полгода, и сил все еще не очень хватает на все задумки, устаю быстрее обычного, но мой домашний карантин прекращен, и меня официально отпустили на волю. Данный волшебный факт удивительным образом совпал с отменой московской самоизоляции, с началом жаркой столичной погоды. Всем нам разрешили прогулки, и мы с дочкой теперь подолгу сидим во дворе, едим мороженое, получая удовольствие от каждого мгновения, «пробуем» эту жизнь заново, большими ложками, словно вкусный, кремовый, нежный торт. Поборов болезнь, побывав в аду, ко многим вещам теперь отношусь более спокойно и даже равнодушно, невероятно счастлива, полна творческих идей и планов, благодарна Б-гу, что осталась на этом свете, в отличие от многих жертв этой страшной трагедии по всей земле, которые тоже очень хотели жить, вернуться домой к близким.

Выражаю огромную благодарность Московскому Еврейскому Общинному Центру, поддерживающему своих работников все это нелегкое время, родителям, мужу, всем своим друзьям, коллегам, которые всегда были на связи и старались подавить мои страхи, заряжая позитивом, невероятно добрым и радушным прихожанам московской перовской общины «Шамир», которые за меня регулярно молились.

Со снятием карантинных мер в столице также появилась робкая надежда на скорое возобновление концертных вечеров в зале «Амфитеатр», «ожили» и мои дорогие артисты, репетируют свои номера, готовясь вновь предстать на нашей сцене перед обожаемыми зрителями, когда позволит обстановка, одним словом – жизнь продолжается!

Автор: Яна Любарская

14.06.2020 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены