Фото недели: История и святость

Фото недели: История и святость

Дата: ночь на пятницу, 10 ияра 5781 г.
Место: синагога Баал-Тании, Меа Шеарим, Иерусалим

После насыщенных дней в Израиле, уже по дороге в аэропорт, я решил снова посетить то место, где пережил с моими детьми чудесные моменты несколько дней назад, и захватить эту атмосферу с собой домой, в Московскую общину. Я проезжаю по знакомым улицам, выхожу из машины – и вижу, что дверь закрыта. Как это? – думаю я. – Ведь здесь всегда открыто до глубокой ночи, а сейчас «всего лишь» полночь! Я посмотрел в окно и увидел в нём свет, услышал голоса, и тогда я постучал, меня спросили, кто я – я назвал себя, и реб Ѓиршель со своей улыбкой впустил меня…

*
Неделя началась с кануна Шавуота. В этом году мы провели Шавуот в Израиле в связи с помолвкой нашего сына. Я договорился с женой о том, что праздник мы проведём в Иерусалиме, чтобы дети получили представление об атмосфере этого города в Шавуот. Праздничную трапезу мы ели у моего дяди, р.ЦвиЃурвица в квартале Геула в центре Иерусалиме. Женщины пошли спать, а мужчины – нет! Мы пошли в соседний квартал Меа Шеарим на «тикун ночи Шавуот» в историческую «синагогу Баал-Тания», знаменитую хабадскую синагогу Иерусалима.

Большая часть мест была уже занята, на столах были угощения – кугл, пироги, фрукты, напитки. Староста синагоги р.Ѓиршель Ханун принимает нас с радостью, предлагает чай и кофе, чтобы дать учащимся силы для ночной учёбы. Он рассказывает моим детям о том, что эту синагогу построил мой предок, рав Исраэль ШимонШайн-Азулай, с группой хабадников 122 года назад. Вот «вечный светильник» на восточной стене синагоги в честь моего деда р.Шмуэля Киршенбойма, по имени которого назван мой отец. «А вот на этом месте сидел твой дед с твоей матерью, здесь он молился и учил Тору». Я рассказываю детям о другом моём деде, р.ШиеЦейнвирте, известном в Иерусалиме предыдущего поколения, молившемся и учившемся в этой синагоге, в честь которого назван я. А потом р.Ѓиршель обращает наше внимание на красиво расписанный потолок синагоги – и не столько на него, сколько на новые люстры. «Это пожертвование твоего отца, как и новый пол синагоги и многое другое!» Мы с детьми радостно удивлены и горды за нашего отца и деда, который наряду с руководством организацией «Колель Хабад» находит время для ремонта и улучшения старой синагоги.
После ночной учёбы пришёл момент рассвета. Мы окунулись в микву, пошли к моему дяде, разбудили спящих и вместе вышли пешком к Западной стене Храма, в Старый город Иерусалима. Пока мы приходим только к Стене, но в скором времени придём и в отстроенный Храм, который будет возвышаться над нею, на Храмовой горе.

Мы проходим по переулкам Старого города. Вот синагога рабби Йеѓуды Хасида, бывшая «Хурва», возле неё – старинная синагога Рамбана. Вот ремонтируемая синагога хасидов Буяна «Тиферет Исраэль». Вот площадка, именуемая «дайчер плац», и мы видим, сколько людей уже у Западной стены. Все они молятся о том, чтобы в ближайшем будущем не пришлось стоять под Храмовой горой, но чтобы мы могли с гордостью и по праву приходить на Храмовую гору, в Третий Храм.

На обратном пути мы проходим по улице Батрак (на иерусалимском диалекте арабского – патриарх), о котороймного рассказывал мой дед, отец моей матери, всей душой связанный со Святой землёй. Вот здесь у моего прадеда р.Моше-Шалома был магазин одежды. Вот «башня Давида» возвышается над Яффскими воротами в «стене Султана», окружающей Старый город. Вот пролом в стене, через который проходит широкая улица: он был сделан в ноябре 1898 г. для торжественного въезда в Иерусалим немецкого кайзера Вильгельма II.

Если бы у меня было время, я прошёлся бы и по «Хевронской улице», где родился мой «зейде Шор», и по «двору Ранд», где он жил больше восьмидесяти лет, показал бы подвал, где мой зейде Шмиль и моя бобе Рейзл сделали винодавильню. Зейде Шор с трепетом в голосе говорил, что одна из стен подвала – прямое продолжение Западной стены, Котеля, и родители всегда предупреждали детей, чтобы тележки, на которых они отвозили винные бочки, не сталкивались со святой стеной. Зейде Шор помнил погромы 1929 года, когда арабские погромщики убили в старом городе Иерусалима и в Хевроне несколько десятков человек, а ещё больше ранили: его семья закрылась тогда в своём дворе, и погромщики не вошли туда, но после этого его семья переехала из Старого города в новый квартал Бейт Исраэль, недалеко от Меа Шеарим.

Всё это и больше того я рассказывал и показывал своей семье, когда мы шли по Старому городу Иерусалима: моя задача – передать семейную традицию следующим поколениям, чтобы связать их с прошлыми поколениями.

*
…А староста синагоги р.Ѓиршель укреплял субботние свечи на амуде кантора, находящемся возле старого красивого ковчега со свитками Торы. Его помощник поднимал стулья на столы, чтобы вымыть пол перед субботой. Я поднял голову, полюбовался на красивый потолок синагоги и на новое освещение, сфотографировал и поблагодарил Всевышнего за то, что я нахожусь здесь. И мы поехали в аэропорт, чтобы полететь домой.

Гут шабес
Шия

23.05.2021 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены