Эмма Замега: Еврейский университет готовит программистов для мирового рынка IT

Эмма Замега: Еврейский университет готовит программистов для мирового рынка IT

Дорогие друзья, вы наверняка уже слышали, что Еврейский университет в Москве в новом учебном году открывает уникальное направление «Искусственный интеллект».

Руководитель этого направления Эмма Николаевна Замега – декан факультета права и информационных технологий дала большое интервью и рассказала, почему это направление сейчас самое востребованное на рынке труда.

Рекомендуем к прочтению, особенно тем, кто собирается поступать в этом году, а также всем, кто интересуется программированием и новыми технологиями и хочет строить карьеру в этом направлении.

_____

Она выросла в мире цифр и алгоритмов, а вместо настольных игр в ее доме были дискуссии о том, как лучше решить математическую задачу и сколько есть способов доказать ту или иную теорему. Эмма Замега, декан факультета права и информационных технологий Еврейского университета, рассказала нашему журналу, как оказалась на секретной гос. службе, какие студенты зарабатывают больше преподавателей, а главное – почему математика необходима всем, кто хочет построить карьеру.

– С детства мечтать о математике – случай нечастый. С чего началась ваша любовь к этой науке?

– Оба моих родителя математики. Когда я приходила из школы и говорила, что сегодня проходили такую-то теорему по геометрии, сразу слышала: «А как доказывали? А ты знаешь, что можно по-другому? Давай, попробуй решить эту задачку…». Конечно, когда впитываешь цифры и графики практически с молоком матери, других вариантов для построения будущего остается немного.

Моим математическим образованием занимался отец. Он закончил математический факультет Университета дружбы народов и был абсолютно влюблен в науку, умел о ней интересно рассказывать и интересно преподавать. Параллельно он занимался IT-технологиями, был начальником вычислительного центра. Он знал столько задачек, что я до сих пор не понимаю, как они все умещались у него в голове. Это увлекало меня, я была победительницей городских олимпиад по математике. Правда, на момент поступления в институт меня, как большинство подростков, привлекали и другие дисциплины – история, политология. Но отец сказал: «Математика – царица наук. Она тебе в любой стране, при любом режиме и в любое время принесет кусок хлеба с маслом».

Кстати, обратите внимание: в нашей стране был период, когда повально шли в экономисты и политологи, но сейчас все возвращается обратно. Конкурс на математические специальности вырос практически во всех вузах. Если 10-15 лет назад на них мог поступить любой, но никто не хотел, то сейчас IT на пике популярности.

– С чем это, на ваш взгляд, связано?

– В науке и технике произошел значительный скачок. Еще лет тридцать назад мы представить себе не могли мобильных телефонов, возможностей интернета и прочего, а сейчас это обычные вещи. Теперь все так или иначе завязано на программировании, для дальнейшего развития необходимы знания в области естественных наук. И всегда нужны специалисты, которые могут решать разные задачи быстро и качественно, с использованием интернет-технологий. На государственном уровне тоже начинает ощущаться поддержка: все постепенно осознают, что нужно поощрять молодых специалистов, которые будут двигать прогресс.

– Когда вы поступали, такой поддержки науке никто не оказывал…

– Да, но все рано или поздно к этому приходят. Например, моя диссертация была на тему «Методы решения сингулярных интегро-дифференциальных уравнений». Простыми словами: есть уравнения, которые не решаются аналитическими методами, – для них нужны методы приближенные. Такие уравнения называются сингулярными, с особенностями: нужно думать, как найти оптимальное решение. Сингулярные уравнения встречаются, например, при конструировании самолетов: чтобы построить лобовое стекло кабины пилота, нужно создать конструкцию, дающую максимальный обзор. Инженеры не могут решить эту задачу сами и обращаются к математикам. Так что математика действительно королева наук.

– До прихода в Еврейский университет вы долгое время работали как раз в государственной структуре. Что это была за сфера?

– На одной из конференций я познакомилась с сотрудником Корпорации космических систем специального назначения, и он пригласил меня к себе. Раздумывала я почти год: мне не нравилась секретность и связанные с ней ограничения. Но сама работа оказалась безумно интересной. Я занималась разработкой алгоритмов обнаружения вражеских атак на нашу страну.

– И что скажете как человек, знающий ситуацию изнутри, – можем мы спать спокойно? Космическая граница на замке?

– Конечно. На это выделяется много средств.

– Почему тогда вы решили перейти в сферу образования?

– Это была случайность, которая, как мы знаем, имеет отношение к закономерности. Моя дочь поступила в аспирантуру в Нидерландах, и когда я должна была ехать к ней, мне отказали в выезде в связи с работой. В расстроенных чувствах выхожу из кабинета, меня практически трясет от обиды и злости, и вдруг звонит телефон. Это оказался знакомый, который в то время преподавал в Еврейском университете. По голосу он сразу понял: что-то со мной не то. Я расплакалась, рассказала, что меня даже к дочери не пускают, не знаю, как жить дальше. «Какие проблемы? Давайте я узнаю, нужны ли нам математики!». И как раз в университете была вакансия заведующей кафедрой «Информатика и математика». Я приехала к ним, пообщалась и осталась.

– В начале карьеры вы преподавали в одном из казанских вузов, потом в РУДН, так что вам есть с чем сравнивать. Какое у вас сложилось впечатление от Еврейского университета? В чем его главные отличия?

– Мне очень понравилась уютная, теплая, почти домашняя атмосфера. Ребята все хорошо воспитанные, мы сразу построили хороший диалог. Я, как в свое время мой отец, устраивала им «пятиминутки», давала интересные задачки. Благодаря тому, что здесь не тысячи студентов, как в больших вузах, у ребят всегда есть доступ к преподавателям, они свободно могут обратиться за консультацией.

– Вы чувствуете, что студенты замотивированы?

– Очень замотивированы! Они прекрасно понимают, что по окончании учебы смогут получать немалые деньги. У нас уже после второго курса подрабатывают по специальности. Сейчас один из студентов занимается приложениями для мобильных телефонов, и у него зарплата уже больше, чем у меня. Лучшим студентам в качестве курсовой я нахожу реальную работу – например, создать базу данных для багетной мастерской: тут и практика, и курсовая, и деньги. Так что ценность своей специальности они понимают сразу.

– Вы отправляете их на практику в известные бренды?

– Да, за время обучения наши студенты проходят четыре практики в солидных компаниях – например, в Ozon, Яндексе. Сейчас ведем переговоры с банками, ритейлерами и другими работодателями из разных сфер. Плюс мы начали привлекать преподавателей-практиков, например, из израильской компании Oracle и других крупных российских и израильских IT-фирм. Нам важно, чтобы ребята учились у наставников, которые непосредственно трудятся в области IT и зарабатывают хорошие деньги, чтобы те делились опытом и знаниями.

– На очередной учебный год Еврейский университет анонсировал набор на новый профиль «Искусственный интеллект». Почему именно это направление?

– Искусственный интеллект – прорыв для человечества. Сейчас это основная тема, то, что меняет мир. В России ИИ развит еще не на таком высоком уровне, как в других странах, но мы на верном пути. Самое время учить наших ребят: прогресс начнется уже в ближайшие годы.

ИИ, машинное обучение, нейронные сети – все это используется в области больших технологий, которые способны решать множество задач. Медицина, транспорт, космос, наш быт и повседневная жизнь, экономика, даже судопроизводство – везде востребованы новые подходы и увеличение скоростей. Искусственный интеллект способен справляться со многими задачами гораздо быстрее, чем человеческий мозг, но сам по себе он ничто: машина работает так, как мы ее запрограммируем. Человек создает алгоритмы, обучает машину принимать решения и вычленять нужное – и обученная им машина будет работать в разы быстрее него.

Например, искусственный интеллект крайне необходим для постановки диагнозов. Врач, глядя на снимок, может чего-то не заметить из-за слабого зрения или плохого настроения, а искусственный интеллект такой ошибки не допустит.

– В чем преимущества обучения ИИ в Еврейском университете? Почему именно к вам должны прийти абитуриенты?

– Помимо теплой атмосферы и быстрого доступа к преподавателям, наши выпускники получают сразу два диплома: российский бакалавра по направлению “Прикладная информатика” и американский BS Computer Science. Для программиста очень важно, когда не надо подтверждать диплом в других странах. Более того, наши студенты углубленно изучают английский с носителем языка и получают часть дисциплин на английском. По желанию они изучают второй язык – иврит.

Конечно, хочу отметить наше техническое оснащение: компьютеры по последнему слову техники, лаборатория «умных вещей»… Мы сотрудничаем с ребятами из Иннополиса – города информационных технологий под Казанью. Это самое крутое место в России для айтишников, там мечтает побывать каждый, а у нас есть возможность отправлять туда студентов и на экскурсии, и поработать.

– Сейчас существует огромное количество курсов по программированию, которые предлагают за несколько месяцев дать профессию. Зачем получать высшее образование в этой области?

– Во-первых, высшее образование готовит специалистов широкого профиля. Вузовский знаний достаточно не только для рядового сотрудника, но и для будущего управленца, потому что когда вы знаете все механизмы работы, то можете и руководить коллективом, и строить собственную компанию.

Во-вторых, я даже по разговору и манере общения сразу могу понять, есть ли у человека диплом о высшем образовании. Пусть даже с тройками. Как писал Пушкин, «Вмиг по речи те спознали, что царевну принимали». Всегда можно понять, каков уровень образования у человека.

В-третьих, на курсах учат языку программирования и базовым вещам, но чтобы решать серьезные задачи, нужны более глубокие знания – не только в программировании, но и в математике, технике и т.д.. Чтобы хорошо что-то запрограммировать, надо хорошо разбираться в проблеме. Даже сделать чай – это алгоритм действий: налить воды, поставить чайник, достать кружку, положить в нее пакетик – все это надо расписать. А теперь представим, что у нас есть неизвестная проблема, и мы должны ее по пунктам разложить. Есть инструкция, в которой все написано, но прежде чем сделать что-то по инструкции, надо хорошо разбираться в деталях. И тут полугодовых курсов уже не хватает. Соответственно, и оплата специалиста без высшего образования или большого опыта на порядок ниже.

– То есть программисты с высшим образованием более востребованы и выше оплачиваются на рынке?

– Конечно. У программистов есть международный рейтинг, куда все хотят попасть. Он составляется по уровне решенных задач: за хорошо выполненный заказ работники накапливают баллы, получают отзывы и, соответственно, поднимают свой рейтинг. Среди наших студентов уже есть звезды. Марк Дубачев после получения нашего диплома бакалавра поступил в магистратуру в Высшую школу экономики на Big Data с обучением на английском языке и одновременно успешно работает бизнес-аналитиком в крупной компании. Илья Кузнецов еще на четвертом курсе получил патент на созданную им лингвистическую программу. Игорь Ноек работает удаленно за очень хорошие деньги: когда он уходил в отпуск, компания боялась, что он найдет другую работу, поэтому дала ему сразу задание вперед и повысила зарплату. Курсы не дадут работнику такой ценности.

– А как вы считаете, в России возможна ситуация, когда настоящей элитой будут считаться люди с высшим образованием, а не политики и селебрити?

– Да, но чуть позже. Мне кажется, лет через 10 мы начнем ощущать то, что 15 лет назад происходило с математикой и инженерией. Тогда все говорили: «Да зачем тебе туда?». А сейчас, чтобы стать инженером, нужно приложить усилия, потому что в вузах реально очень большие конкурсы.

Сегодня IT-индустрия шагает семимильными шагами. Вскоре миру уже не понадобится такое количество простых работников. Достаточно будет операторов: нажал на кнопочку, потом на другую. Зато нужны будут высококлассные специалисты, которые смогут написать программу или залезть в нее и исправить. И такие люди будут очень высоко оплачиваться. Уже сейчас они стоят дорого, а будут еще дороже.

– Ваше интервью наверняка прочтут и новые абитуриенты. Что самое важное вы можете им сказать?

– Если есть желание пойти в сферу IT, направление «Искусственный интеллект» – самый верный вариант, потому что сейчас он в топе. Это только начало большого прогресса. Что касается Еврейского университета, то попасть в такую хорошую атмосферу, получить два диплома, стать хорошим специалистом, попробовать себя в крутых компаниях еще студентом – думаю, и уговаривать никого не надо.

Владеет информацией. Владеет миром

Эмма Замега родилась 11 февраля 1972 года в Украине. Окончила механико-математический факультет Казанского государственного университета, кандидат физико-математических наук. Преподавала в РУДН на кафедре теории функций и математического анализа, работала в ОАО «Корпорация космических систем специального назначения «Комета». Декан факультета права и информационных технологий Еврейского университета, заведующая кафедрой информатики и математики, одна из инициаторов открытия в вузе по направлению «Прикладная информатика» нового профиля «Искусственный интеллект».

Цена хорошего специалиста

Обучение на факультете права и информационных технологий Еврейского университета платное, но не слишком дорогое по меркам востребованных московских небюджетных вузов – 195 000 рублей в год. Возможна оплата материнским капиталом, а для лучших студентов предусмотрены стипендии. Также можно получить грант Федерации еврейских общин России.

Автор: Анна Фирзон

_____

Телефон/WhatsАpp:
8(967)125-43-67
j-univer.ru/ai

 

04.02.2022 / создан / в ,
Комментарии

Комментарии запрещены